September 26th, 2014

Саша проснётся

Город замёрзнет и примется завывать
старой качелью на тонких и ржавых тросиках.
Саша проснётся в четырнадцать двадцать пять
двадцать седьмого дня от начала осени.
Окна покажут всё тот же пейзаж опять.

Саша длинноволосая, кареглазая,
свесит с кровати ноги и посидит,
глядя в себя.
А сентябрь шумит горгазами,
скорыми и пожарными. Как-то сразу ей
кто-то припомнится песенкой на CD,
быстрым биением где-то совсем внутри.

Саша умоется, с кем-то поговорит.
Включит лаптоп и часы отсчитают три.

День наступает в три. Так бывает часто.
Время условно от утра и до зари.
Часто бывает: кто-то шумит напрасно
где-то совсем внутри...ну СОВСЕМ внутри.

Часто бывает: приходят другие люди,
только не те, не за тем и в подъезд не тот.
Саша задёрнет шторы, уснёт, забудет,
кто-то не сможет -
вспомнит и не уснёт.

2011

Есть ли жизнь после санкций



Есть ли жизнь после санкций, друзья? Как говорят пока наши полки магазинов - да, есть, причем иногда даже более качественная (в плане продуктов). Как считают вводящие санкции, а также некоторые представители офисного планктона, особенно страдающего по отсутствующему пармезану и хамону - нет и быть не может, конец света уже наступил, мир рушится, чтоже делать, что делать.

Collapse )